September 1st, 2011

Андрей Лебедев 21

Имя нового Президента – Медведев

Назначение губернатором Санкт-Петербурга человека Сечина, Полтавченко – очередное свидетельство того, что решение по будущему российскому президенту уже принято. Я насчитал уже три важнейших стратегических решения Медведева, объяснить которые ничем иным невозможно.
Первое – назначение Медведевым Собянина, человека Роснефти и того же Сечина, мэром Москвы – и (!) укрупнение Москвы за счет области. Кто-то скажет, что назначение главами двух столиц людей Сечина должно обеспечить нужный результат выборов в пользу Единой России и Путина, что эти события скорее в пользу президентства Путина. Но это соображение не объясняет укрупнения столиц…
Второе – решение о приватизации Роснефти до 2018 года, то есть до окончания второго срока Медведева. Если бы предполагалось, что в 2012 году президентом становится Путин, то какой смысл Медведеву сейчас назначать Роснефть на приватизацию?! Путин с друзьями и сами все сделают через полгода!
То есть в моей версии Роснефть, Москва и Петербург – крупные куски, которые команда Медведева по договоренности обязана отдать команде Путина за согласие на второй срок Медведева. И чтобы это согласие и партнерство были и оставались все шесть лет крепкими, и куски должны быть весомее – для того к столицам и прирезают самые вкусные земли Подмосковья и Ленинградской области (вместе с людишками, конечно).
И это не какие-то авансы, реверансы, подарки со стороны медведевских, чтобы задобрить путинских. Это именно выполнение пунктов уже достигнутой договоренности – люди-то с обоих сторон серьезные!
Какие еще могут быть пункты в договоре? Газпром? Это вряд ли: если медведевские отдадут всё, то их могут и кинуть. Очевидно, важные пункты гарантии безопасности в первую очередь Путина и Сечина (Ходорковский!). Важно еще, что контроль над Единой Россией, Москвой и Питером дают возможность Путину принимать решение о кандидатуре Президента-2018.  
Почему Медведев оттягивает объявление об этом долгожданном им решении? Не в его интересах снижать накал обеспокоенности общества своим будущим. Это избирательная технология: пока он молчит, все оппозиционно настроенные избиратели ориентированы на него. А как только объявит о договоренности –  часть его сторонников обрадуется, успокоится, и не пойдет на выборы. А часть сегодняшней оппозиции Путину разочаруется и начнет искать новых лидеров «праздника непослушания».  
Конечно, затягивать с объявлением решения также опасно: россияне могут обидеться, что их водят за нос, держат за идиотов. Но видимо, эта опасность оценивается уже не столь высоко, за кулисами решения решать и дела делать намного спокойней.
Никита Поликарпович Мирошниченко

Свободная мысль или русские приключения ума

Оригинал взят у nikpolmir в Свободная мысль или русские приключения ума

Н.П.Мирошниченко



Мы пленники общей и тёмной судьбы

Меж вихрей вселенской метели,

И наши герои – всего лишь рабы

У мифа, идеи и цели.

(И. Губерман)

  1. Общественная мысль и Власть.

  2. Общественная мысль и Гражданское общество.

  3. Смысл проекта.

  1. Общественная мысль и Власть.

Когда вдруг рухнули святыни

И обнажилось их уродство

Душа скитается в пустыне

Изнемогая от сиротства.

(И. Губерман)

Не бывает мыслей неправильных.

Мысли бывают свободные или несвободные.

Свободные мысли несут свет истины. Несвободные – тьму заблуждений.

Свободные мысли могут оказаться ошибочными. Но и тогда они служат истине, обозначая область, где её нет. Заблудившийся в свободном поиске ум, в конце концов, находит правильный путь, если повинуется естественным законам саморазвития и, если движение его бескорыстно.

Мысль плохо переносит близость к власти. Неважно, какой – власти денег, славы или власти должности. Не то, чтобы богатый или властный человек вовсе был неспособен свободно мыслить. Напротив, нередко именно деньги или высокий чин делают его объективно независимым от мнения дураков и невежд, освобождают ум от «прозаических» поисков корма для бренной плоти, от лакейски некритического восприятия авторитетов, обеспечивают доступом к разнообразным источникам информации. Да вот беда, пока человек заработает достаточно денег или дослужится до внушительных административных высот, у него, нередко, угасает самая потребность в постижении Истины. Либо он начинает выдавать за Истину мотивы своего поведения, обеспечившие ему такой «успех».

Отечественная общественная мысль (мышление об обществе и его проблемах) издавна скомпрометирована близостью с безграничной властью чиновника. Чиновника необыкновенно бессовестного, глупого, злобного и жадного. Это даже не «близость», а какая-то окаянная впаянность, поглощённость, рабская зависимость от бюрократических духовных выделений. От господствующей идеологии, не терпящей малейшего несогласия. От властных уголовных инстинктов грабить и мучить свой народ. От абсолютной подлости, без которой у нас до сих пор нельзя ни прийти к власти, ни удержать её в руках. Наши профессиональные мыслители об обществе всегда находились на государевой службе. Поэтому и мысли их таковы, какими им следует быть по воле Государя. Свободные мыслители – не находящиеся на содержании у власти и не занятые её апологией, у нас редкость. Исторически отечественные средства массовой информации либо принадлежали государству, либо жёстко управлялись чиновниками через цензуру. Поэтому редкие фрондирующие одиночки если и оставили какой-то след в истории нашей духовной культуры то выглядят на общем фоне массы державных холуёв, либо экзотическими полоумными (вроде П. Чаадаева или В. Новодворской), либо – назидательными примерами того, как нелепо и опасно противоречить мнению власти (декабристы, А. Герцен, Т. Шевченко, А. Сахаров, В. Стус…).

Оппозиционная общественная мысль никогда сколько-нибудь серьёзно не влияла на мнение нашего общества. Она просто не доходила до него, не задевала его рассудка. И дело даже не в том, что простодушным профанам «из народа» был непонятен «высокий штиль», на котором высказывались образованные умники. Народ прекрасно обходился без МЫСЛИ О СЕБЕ. Ему её заменяла рефлекторная мудрость животного самосохранения от подлости власти. В результате отечественная история представляет собой эпическое соревнование власти и подданных в насилии, лжи, предательстве и воровстве. Ощущая себя лишними в этой олимпиаде и не найдя себе места в судейской бригаде, общественные мыслители отчаивались найти прямой путь к общественному сознанию. Потеряв надежду быть востребованными властью или демосом, одни из них воплощали свои умозрительные проекты социальных реформ в конспиративных террористических авантюрах, другие – проповедовали европейский либерализм с университетских кафедр, третьи по вечерам пикантно скандалили в великосветских салонах против того, чему верой и правдой служили днём.

В 1917 году власть случайно очутилась в руках кровожадных параноиков больных социальной инженерией. Она досталась им без борьбы. Прежние владыки настолько выродились и обессилели, что сами выронили вожжи на одном из крутых поворотов истории, не справившись с управлением гигантской страной. И нужно было лишь не полениться подобрать их из грязи. Унаследованный от монархии аппарат принуждения обеспечил экс-мыслителей самым коротким путём к душами соотечественников. Веру в коммунистическую утопию новые самодержцы и самодуры насаждали враньём, смертью и голодом.

Collapse )