Кофырин Николай - Kofyrin Nikolay (strannik1990) wrote in politnauka,
Кофырин Николай - Kofyrin Nikolay
strannik1990
politnauka

Categories:

МАРКСИЗМ О ГОСУДАРСТВЕ ПУТИНА



Недавно помощник президента России Владислав Сурков написал сочинение на тему "Долгое государство Путина". Вряд ли чиновник такого уровня сделал это самостоятельно без санкции начальства. Скорее всего, по прямому указанию руководства с целью прозондировать общественное мнение перед ежегодным обращением президента к Федеральному Собранию.
Владиславу Суркову, видимо, не дают покоя лавры графа Уварова и его «Православие. Самодержавие. Народность». Как говорится: хочешь изменить жизнь – перепиши историю. Сурков предлагает новую историю и новое «долгое государство Путина». Возможно, это будет объединение с Белоруссией или со среднеазиатскими республиками. А новое государство – это новая Конституция, новая идеология, новая система власти и новый срок президента.
Но русский народ умный: он, может, не всё знает, но всё понимает!
14 февраля 2019 года в Европейском университете в Санкт-Петербурге состоялся «интеллектуальный баттл» Дмитрия Травина – научного руководителя Центра исследований модернизации ЕУ СПб и Андрея Белых – руководителя Лаборатории актуальной истории Российской академии народного хозяйства и государственной службы. Тема: «Карл Маркс – потухшая звезда или классик социальных наук?».
Я задал участникам вопрос: насколько актуален марксизм сегодня и как они относятся к «долгому государству Путина»?




Дмитрий Травин утверждает, что марксизм – не более чем идеология, чрезвычайно удачно отвечавшая на запросы минувшей эпохи. Но в настоящее время марксизм – это «товар» невысокого качества, который «покупают» лишь благодаря известному, много лет раскручивавшемуся бренду. Для решения научных проблем современного общества наследие Маркса нам практически ничего дать не может.

Андрей Белых полагает, что наследие Маркса крайне неоднородно. Надо отделить взгляды Маркса от многочисленных интерпретаций. Нужно рассмотреть его работы комплексно, включая рукописи. И тогда окажется, что хотя многое не выдержало проверки временем, но его логика исторического анализа, идеи взаимосвязи технологических и социальных процессов, вполне современны.

Карл Маркс утверждал, что не идеи правят миром, но сами идеи появляются из определённого материального положения. Он показал, что история человечества это объективный исторический процесс, подчиняющийся своим закономерностям. По мнению Маркса, главной движущей силой истории человечества является конфликт между производительными силами и производственными отношениями. Развитие осуществляется «по спирали», в процессе развития на высших стадиях происходит частичная повторяемость некоторых черт пройденных стадий.

Маркс разработал теорию общественно-экономических формаций, сменяющих друг друга, экономический базис и общественная надстройка.
Конечно, история не полностью детерминирована. Есть случайности, но они не изменяют общей траектории и закономерности развития.

5-6 октября 2018 года в Социологическом институте в Петербурге проводилась конференция, посвящённая 200-летию со дня рождения Карла Маркса «Научное наследие Карла Маркса: современная цивилизация и капитализм». Как социолог, я задавал участникам вопрос: жив ли марксизм сегодня? и действительно ли это учение всесильно, потому что оно верно?



Маркс полагал, что изменив экономические отношения между людьми можно изменить и самих людей.
Но бытие в такой же степени определяет сознание, как и сознание бытие. Люди приспосабливаются, но не меняются. Страх, стремление к доминированию, любовь, ревность – в природе человека. Инстинкты сильнее культуры.
Попытки воспитать "нового человека" в новых общественных отношениях социалистического общества потерпели крах.

Бакунин признавал гениальность Маркса, но выступал против диктатуры пролетариата. «Если взять самого пламенного революционера и дать ему абсолютную власть, то через год он будет хуже, чем сам Царь».

Россия монархия

«Как об отдельном человеке нельзя судить на основании того, что сам он о себе думает, точно так же нельзя судить о подобной эпохе переворота по её сознанию. Наоборот, это сознание надо объяснить из противоречий материальной жизни, из существующего конфликта между общественными производительными силами и производственными отношениями», — писал Маркс.

Карл Маркс

Карл Маркс занимался вопросом о роли личности в истории. В работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» (написала в декабре 1851 - марте 1852 года). Маркс на основе материалистической диалектики дал анализ основных этапов французской революции 1848 года, объяснил причины контрреволюционного переворота Луи Бонапарта в декабре 1851 года.
«Бонапарту хотелось бы играть роль патриархального благодетеля всех классов», – писал Карл Маркс. – «Каждый параграф конституции содержит в себе самом свою собственную противоположность, свою собственную верхнюю и нижнюю палату: свободу — в общей фразе, упразднение свободы — в оговорке».



Статья Владислава Суркова «Долгое государство Путина» для меня не стала неожиданностью. Я уже давно это предсказывал. Закономерности развития власти известны с давних времён. Ещё Платон в работе «Государство» говорил о круговерти власти, когда тирания вырастает из демократии, тиранию сменяет олигархия, а олигархию демократия и так по кругу.

Однако статья Владислава Суркова «Долгое государство Путина» это не просто агитка и пропаганда (хотя, кажется, автор убеждает себя самого!), это запрос на новую идеологию – «идеологию путинизма».

Сурков пишет: «Необходимо осознание, осмысление и описание путинской системы властвования и вообще всего комплекса идей и измерений путинизма как идеологии будущего. Именно будущего, поскольку настоящий Путин едва ли является путинистом, так же, как, например, Маркс не марксист и не факт, что согласился бы им быть, если бы узнал, что это такое».

На самом деле эта статья оправдывает авторитарный режим и обосновывает узурпацию власти. Закономерным этапом будет «культ личности».
«Начать в России можно с чего угодно – с консерватизма, с социализма, с либерализма, но заканчивать придётся приблизительно одним и тем же», – признаётся Владислав Сурков.

Дмитрий Травин считает, что «нынешняя наша политическая система — это стандартная персоналистская автократия, каких много уже бывало в мире. И всем им редко удавалось пережить своего отца-основателя. <…>
Философия Суркова демонстрирует, что великому Путину, по большому счёту, нет никакой идейной альтернативы… Именно такое мировоззрение предлагает нам философия Суркова. Философия страха перед жизнью. Философия полной деградации. Философия зверя в клетке, благодарного уже за то, что его ещё хотя бы изредка кормят».



Можно сказать, что статья Суркова это апофеоз «Воли к власти» Фридриха Ницше.

В России сложилось государство нового типа, которое станет «средством выживания и возвышения российской нации» на весь предстоящий век, считает помощник президента России Владислав Сурков.
«И вот государство Россия продолжается, и теперь это государство нового типа, какого у нас еще не было», — написал Сурков.
«Большая политическая машина Путина только набирает обороты и настраивается на долгую, трудную и интересную работу. Выход ее на полную мощность далеко впереди, так что и через много лет Россия все еще будет государством Путина», — считает Сурков.

Вспоминаются слова Людовик XIV «Государство – это Я!»

«Глубинного государства в России нет, оно все на виду, зато есть глубинный народ», — приходит к выводу Сурков. Залог долговечности «государства Путина».

«На Руси, — пишет Николай Травкин, — иногда случается так, что у „глубинного народа“ вдруг открываются глаза, и он видит, как Держиморда под обещания устроить всем счастливую жизнь открыто грабит его и давно уже устроил эту счастливую жизнь для тех, кто олицетворяет государство-Держиморду и пристроился возле него. И тогда российский „глубинный народ“ берёт в руки вилы с дрекольем и начинает крушить „глубинное государство“».

Владислав Сурков косвенно сравнивает Путина с Богом. «Глубинный народ совсем не наивен и едва ли считает добродушие царским достоинством. Скорее он мог бы думать о правильном правителе то же, что Эйнштейн сказал о боге: «Изощрен, но не злонамерен».

«Русское государство имеет то преимущество перед всеми остальными, что оно управляется непосредственно Самим Господом Богом. Иначе невозможно объяснить, как оно вообще существует», – утверждал генерал-фельдмаршал Христофор Антонович Миних.

Россия Миних

Чаадаев считал Россию аномальной страной. Он писал, что в русском народе есть что-то неотвратимое, а именно – его полное равнодушие к природе той власти, которая им управляет.
Константин Аксаков писал: «всё зло от угнетательной системы нашего правительства, оно вмешалось в нравственную жизнь народа и перешло, таким образом, в душевредный деспотизм».
Карамзин задавался вопросом: русский народ придумал таких властителей, или властители сделали таким народ?

Доктор юридических наук Елена Лукьянова считает, что статья Суркова — «своеобразный сеанс саморазоблачения, в которой советник президента прямо подтверждает неконституционный силовой характер созданного за последние 20 лет государства: … Он также подтверждает умышленно-имитационный характер существующих в России демократических институтов … Он, наконец, признаётся в целенаправленной гибридной экспансии против всех… «Мое мнение — текст странный, антинаучный, не адекватный ситуации в стране и неконструктивный».

«Никак не мог понять, что мне напоминает статья Суркова, где я это всё уже читал, — пишет Алексей Венедиктов. — А, ну конечно, это рассуждения германских лидеров прошлого века в 30-е годы, объяснения, почему Третий рейх обязательно будет тысячелетним…. … Только „тысячелетний“ Третий рейх с такой философией просуществовал недолго».

Игорь Борисович Чубайс считает: «он (Сурков - НК) говорит, что Путин не знает, что такое „путинизм“, то есть это не Путин, это Сурков, а во-вторых, его статья вообще не носит научный характер. Это мистика. Там нет ни одного объяснённого понятия, кроме понятия „глубинный народ“. Это аналог понятия „внутренняя партия“, который ввёл Оруэлл».



Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что считает статью Владислава Суркова «Долгое государство Путина» резонансной и глубокой, но не знает, прочитал ли её глава государства. При этом Песков добавил, что Сурков находится в регулярном контакте с Путиным.



Дмитрий Гудков считает, что у этого текста только один адресат — президент!
Сурков выступает в роли пророка, необоснованно утверждая, что нет альтернативы той модели государства, которая построена Путиным.

«Долгое государство Путина» – что это, государство нового типа? Или новый политический режим?

Владислав Сурков утверждает: «Русской истории известны, таким образом, четыре основные модели государства, которые условно могут быть названы именами их создателей: государство Ивана Третьего (Великое княжество/Царство Московское и всей Руси, XV–XVII века); государство Петра Великого (Российская империя, XVIII–XIX века); государство Ленина (Советский Союз, ХХ век); государство Путина (Российская Федерация, XXI век)».

Эти слова можно было бы рассматривать как панегирик Путину. Но дело не в Путине, а в закономерностях развития власти.
Главная задача Кремля сохранить власть для их команды. В Кремле рассматривают два пути транзита власти. Поскольку действующему Президенту идти на третий срок нельзя, есть второй вариант, по которому Путин снова пойдёт в Президенты. Но для этого нужно "трансформировать Государство". Чтобы трансформировать Государство нужно внести новые территории, изменить границы, тогда все президентские сроки "обнулятся". Единственным вариантом осталось – сохранить Путина, изменив государственное устройство или Конституцию.

Сейчас любят рассуждать о том, что будет после Путина. «После Путина будет Путин», – уверяют некоторые. Боюсь, что Путин переживёт всех нас, а мы так и не увидим, что же будет после Путина.



Ещё сто лет назад итальянский социолог Вильфредо Парето чётко сформулировал ответ, почему власть должна регулярно сменяться. Свои идеи он изложил в теории циркуляции элиты. Суть теории в том, что любое общество делится на элиту и основную массу людей. В правящей элите Парето выделил два типа людей, которые различаются стилем руководства. Парето назвал их «львами» и «лисами». «Львы» правят авторитарно, не боятся применить силу, настроены на стабильность и традиции. «Лисы» настроены на реформы, правят более гибко, хитро, избегают насилия, если это возможно.
Когда «львы» находятся у власти, общество живет достаточно спокойно, есть опора на традиционные ценности. Но когда они правят долго, это превращается в застой.
Когда правят «лисы», общество находится в состоянии постоянного реформирования. Если «лисы» правят долго, это превращается в бессмысленную лихорадку постоянных изменений.
Поэтому «львы» должны регулярно сменяться «лисами» и наоборот, что и образует «закон циркуляции элиты». Если этой циркуляции (смены власти) не происходит и правящий класс препятствует приходу новых людей во власть, то возникает угроза революционной смены власти.

Доминирование той или иной «команды», получившей власть через легитимные выборы или нелигитимный захват, приводит к тому, что эти люди никого не слушают, и делают, как хотят. Захватив власть, они навязывают своё представление о «верном пути», заставляя жить по собственным представлениям об истинном и неистинном других членов общества.

Правители вроде бы умные люди, учились в университетах, однако, несмотря на провозглашаемые принципы, сами не хотят им следовать. В начале перестройки говорили об обязательной сменяемости власти, не более двух сроков подряд. Но, видимо, власть портит людей, а абсолютная власть портит абсолютно.

Председатель правительства Д.А.Медведев сообщил, что в России сейчас 19 миллионов человек, живущих за официальной гранью бедности.
Я симпатизирую Дмитрию Анатольевичу (как никак учились в одно время у Собчака). Но невольно возникает вопрос: почему же за 19 лет нахождения у власти у вас не исчезли 19 миллионов бедных?

Нищая_1

Пирамида власти, как известно, строится по принципу личной преданности, а не профессиональной компетентности. В любой иерархической системе нижестоящие должны подчиняться вышестоящим, исходя из того, что начальник всегда прав. Поскольку нижестоящие подчинённые подбираются по принципу личной преданности и не могут быть умнее своего начальника, таким образом устойчивость властной пирамиды зависит от того, кто сидит на самом верху.
Никакой начальник не возьмёт себе в заместители человека умнее себя самого.

Карл Маркс писал: «Бюрократия есть круг, из которого никто не может выскочить. Её иерархия есть иерархия знания. Верхи полагаются на низшие круги во всём, что касается знания частностей; низшие же круги доверяют верхам во всём, что касается понимания всеобщего, и, таким образом, они взаимно вводят друг друга в заблуждение.
(К критике гегелевской философии права (лето 1843 г.).— К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 1, сс. 271—272.)

Раньше мы верили, что нами управляют мудрые люди. Сейчас народ уже не испытывает прежних иллюзий. И если наверху видят, что народ всё понимает, то, выходит, сверху плюют на народ?

В ошибках, совершаемых государством, власть почему-то всегда винит не себя, а народ.
У человека, слишком долго находящегося во власти, создаётся неадекватное представление о действительности.
Только дурак не понимал в 90-е годы, что не втискивается Россия в Европу, что она слишком большая и слишком самобытная. Европе не нужна Россия, а нужны только природные ископаемые и склад для отходов.

В конце 90-х олигархи говорили: «Это быдло будет думать то, так и тогда, что, как и когда мы покажем ему по телевизору».
А народ думал своё: «Этот власть просто так не отдаст. Не ради того он кровь проливал, когда власть завоёвывал, чтобы теперь под суд попасть за творимые преступления. Представить, что пришедший на крови к власти, спокойно уйдёт по волеизъявлению граждан, может только наивный человек. Хотим мы или не хотим, он всё равно будет Президентом. Даже если на выборах проиграет. Он так и сказал: "всё равно я Президентом буду!" Или вы не знаете, как становятся Президентами?»

Очевидно, что правящая элита не хочет отдавать власть. Потому что, как только они потеряют власть, их «сожрут» конкуренты. Сохранение личной власти становится значимее интересов народа и государства, а преданность важнее профессионализма.

Чтобы понять тайный смысл запутанных действий властителей, нужно осознать, что все свои действия и реформы они проводят прежде всего в своих собственных интересах. Суть любых рекламируемых реформ прежде всего в том, чтобы прийти к власти или сохранить власть. Ведь если не сумеешь удержать власть, значит, не будет возможности и сделать что-то.

Психология любого профессионального политика и чиновника такова, что он в своей деятельности всё подчиняет интересам собственного выживания и продвижения. Поэтому говорят одно, а на самом деле думают другое.

Что же на самом деле думают политики?
Об этом рассказал доцент кафедры политической психологии СПбГУ, кандидат психологических наук Александр Григорьевич Конфисахор 11.02.2019 в пресс-центре Росбалт в Петербурге.



Политики поступают, как им подсказывают инстинкты. Доминирование – в человеческих инстинктах. И потому вся политика по сути есть борьба за доминирование.

«Политика – это крайняя форма обезьяньей доминантности», – считает доктор биологических наук Сергей Савельев. – «Любой политик оценивает биологическую опасность и биологические выгоды. Если биологические выгоды доминируют над опасностью, он вас будет использовать; если опасность будет превышать, он вас уничтожит. Управление – для себя лично, а не для страны».

В лекции «Социальная эволюция мозга человека» С.Савельев сказал:
«Мы все хотим хорошего, но всегда получается по-плохому. Потому что мы являемся участниками биологической эволюции, и когда надо принимать решение, поступаем как бабуины 65 миллионов лет назад, и никак иначе. И отбор у нас такой. Кто идёт по иерархической лестнице и достигает максимальных вещей? Самые интеллектуалы? Нет. Редко, случайность. Самые ответственные социально? Нет. У нас отбор негативный. Мы отбираем худших, а не лучших».

В науке это называется «закон отрицательной селекции».
В соответствии с дарвиновской теорией «естественного отбора», главная задача в условиях жёсткой конкуренции – выжить. Иногда, любой ценой. В этом случае моральные аспекты, мешающие приспособляемости индивида к новым условиям, уходят на второй план, а зачастую и вовсе превращаются в рудименты.

Социолог Питирим Сорокин, впервые применивший термин «отрицательная селекция», ломку личности рвущихся к власти людей связывает с потерей «чувственной культуры». Если у человека нет нравственного мерила, отсутствуют представления о правах и нормах, то что тогда может удержать его от пренебрежения интересами других?

По мнению Питирима Сорокина, «в периоды острых социальных катаклизмов самыми приспособленными оказываются не лучшие, а средние, способные слиться с массой в её инстинктивных мотивах и не дистиллированных разумом побуждениях».
Перед выбором между отказом от моральных принципов или политическим фиаско, такой политик выбирает первое. Такие условия благоприятствуют появлению диктатора.

Почему же к власти приходят люди, которые не отличаются мудростью и высокой нравственностью?

По мнению Зигмунда Фрейда, желание властвовать – это один из видов невротического помешательства, происходящего от чувства беспомощности и страха перед окружающим миром. Австрийский психоаналитик утверждает, что властному человеку нужна жертва, которую он находит в подчинённом, образуя с ним садомазохистическую пару.

Альфред Адлер пишет, что в основе стремления к власти лежит «комплекс неполноценности». Психика человека, избавляясь от травмирующего опыта, например, постоянных унижений, запускает механизм сверхкомпенсации, который выражается в навязчивой потребности иметь превосходство над другими.

Эрих Фромм отмечал, что «в психологическом плане жажда власти коренится не в силе, а в слабости. В ней проявляется неспособность личности выстоять в одиночку и жить своей силой. Чем больше стремление к власти – тем в большей степени проявляется зависимость индивида от других».

Современные социологи, исследуя феномен «отрицательной селекции» власти, приходят к выводу, что это не столько деградация, сколько искусственно проводимая кадровая политика, в своё время успешно апробированная спецслужбами. На ключевые должности назначаются те персонажи, чьё прошлое позволяет заинтересованным лицам успешно манипулировать ими.

Достигший власти уже не столько хозяин своих личных интересов, сколько заложник продвинувшей его системы. Стоящие наверху руководители намеренно проводят «отрицательную селекцию» с целью устранения конкурентов в борьбе за место под солнцем.

Нобелевский лауреат по экономике Фридрих Хайек выделяет три критерия, при соблюдении которых может успешно реализоваться диктатор. Чем более образован и интеллигентен народ, тем сложнее от него добиться единодушия. Следовательно, диктатор должен искать поддержки в слоях населения с низким моральным и интеллектуальным уровнем и по возможности насаждать примитивные инстинкты и вкусы как можно более широким слоям масс. Людей легче объединить на основе негативной, а не позитивной программы, поэтому необходимо постоянно апеллировать к человеческой природе.

«Стоит только проследить историю имевших власть среди европейских народов, чтобы увидать неизменное подтверждение этого закона: что власть приобретается для личных, эгоистических целей и что имеющие власть самые дрянные люди, – писал Лев Николаевич Толстой. – Не только нравственная, но не вполне безнравственная личность на престоле или вообще в обладании властью над судьбами целых народов также невозможна, как целомудренная проститутка или воздержанный пьяница. В сущности стоит только вдуматься в то, в чём состоит сущность власти, чтобы понять, что это не может быть иначе».

"Чтобы прийти к власти, надо обещать всё, что народ хочет. Люди хотят верить! Нужно доказать свою необходимость, а для этого нет ничего лучше, чем критиковать своего предшественника и проводить вначале противоположную политику, чтобы люди почувствовали надежду. Легче всего запудрить мозги счастливой перспективой, чтобы люди ждали, надеялись.
...
Необходимо, чтобы люди верили. Власть даже обязана врать! Когда невозможно убедить, необходимо заставить поверить! Власть требует, как держать слово, так и отступать от него. Всё обман, права только сила. Любое насилие и любой обман во имя нации есть благо. Надо создавать видимость перемен, чтобы народ верил, верил в лучшее будущее и терпел!».
(из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература

3 апреля 2018 года в НИИКСИ (где я работал с 1981 по 1991 год) в гостях у Центра изучения гражданского общества и прав человека был Глеб ПАВЛОВСКИЙ – президент Фонда эффективной политики. Он выступил с докладом «Политика культуры и культура политики в современной России».



Почему-то в России все перемены связывали непременно со смертью правителя, словно провоцирую историю. Я хорошо помню атмосферу "брежневского застоя", когда все перемены связывали только со смертью лидера. Брежнев правил 18 лет с 1964 по 1982 год. Путин уже 19 лет управляет страной.



Сейчас Путин стоит перед дилеммой: либо поступить как Горбачёв и допустить развал страны, либо поступить как Сталин ради сохранения государства. В Китае в 1989 году 4 июня на площади Тяньаньмэнь были разогнаны протестующие с применением танков, в результате чего погибли сотни люди, зато Китай сейчас вышел на лидирующие позиции в мире.

Сорок лет назад была схожая ситуация: стране навязали разорительную гонку вооружений, в результате чего страна обанкротилась и развалилась. Сегодня опять экономические санкции, опять война... (во все времена война была лучшим средством оправдания удержания власти – ведь "коней на переправе не меняют").

«На глянцевой поверхности блистает элита, век за веком активно (надо отдать ей должное) вовлекающая народ в некоторые свои мероприятия, – пишет Сурков – Народ в мероприятиях участвует, но несколько отстраненно, на поверхности не показывается, живя в собственной глубине совсем другой жизнью».



Для так называемой «элиты» важна стабильность, а для интеллигенции это «застой».

Журналист Максим Шевченко полагает: «Этот текст выдаёт нам все замыслы правящей элиты и стоящего за её спиной космополитического капитала по перезагрузке системы и сохранению своей власти.
Это предложение монархического госпереворота, упразднение общественного договора и принципа «народного государства».
«Правящая элита народ ненавидит, презирает, боится и хотела бы упразднить его политическую субъектность и минимизировать исходящие от него риски».
«Лишить народ легальных институтов и возможностей (демократических) влиять на положение в стране. Все иные способы считать бунтом и строго запретить».

Выборные манипулятивные политтехнологии известны со времён демократии древней Греции и древнего Рима. Чтобы удержать власть и оправдать это в глазах народа, используются такие известные архетипы сознания как «защитник народа», «правитель мудрец», «спаситель отечества».

«В добрые намерения публичных политиков теперь никто не верит, им завидуют и потому считают людьми порочными, лукавыми, а то и прямо мерзавцами», – пишет Сурков. – «Мерзавцу нельзя дать зайти слишком далеко по той простой причине, что он мерзавец. А когда кругом (предположительно) одни мерзавцы, для сдерживания мерзавцев приходится использовать мерзавцев же».

Цинизм господина Суркова поражает! Сурков наконец-то признал, что никакой демократии на самом деле нет. «Из глубин и темнот этой непубличной и неафишируемой власти всплывают изготовленные там для широких масс светлые миражи демократии – иллюзия выбора, ощущение свободы, чувство превосходства и пр.»

Эту статью можно назвать «интеллектуальным эксгибиционизмом»!
«Всё равно все всё понимают», – признаётся Сурков. – «А кто мы в мировой паутине – пауки или мухи?»

По-моему, это зависит от взгляда на людей. Одни люди это условно «мухи», а другие «пчёлы» – и каждый ищёт своё!

Сегодня собеседника интересует только один вопрос: ты «против» или «за» Пу…?

«Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина», – пишет Сурков.

А как же пенсионная реформа? Почему Путин не услышал народ, когда 90% были против так называемой «пенсионной реформы»?

«По существу же общество доверяет только первому лицу», – пишет Сурков.

До выборов Путин обещал, что пенсионный возраст не повысят. А как только его избрали президентом, так подписал закон о повышении пенсионного возраста. Как же после этого доверять президенту?

Обещания власти не стоят ничего. Потому что нет закона, по которому нужно отвечать за данные обещания. Все "в дурочку" играют. Молодых ещё можно обмануть. А вот нас, поживших при Хрущёве, Брежневе, Черненко, Андропове, Горбачёве, Ельцине, Путине, Медведеве и снова Путине – вряд ли.

«В новой системе все институты подчинены основной задаче – доверительному общению и взаимодействию верховного правителя с гражданами». Эти слова Суркова звучат как оправдание низкого рейтинга президента.

Согласно январскому 2019-го года опросу «Левада-центр», деятельность Путина одобряют 64% опрошенных, не одобряют только 34%.
По сравнению с январем 2018-го года есть изменения. Тогда Путина любило 80%, а недовольных его деятельностью было 18%.

Опрос «Левада-центр», проведенный по стране в январе 2019 года показал, что 45% граждан считает – Россия «движется по неверному пути».
При этом 42% полагает, что «дела идут в правильном направлении».

По мнению большинства (85%) опрошенных, высшие чиновники врут, говоря о положении дел в экономике, в здравоохранении, пенсионном обеспечении, борьбе с преступностью и других важнейших сферах управления.



Ноам Хомский в книге «Тихое оружие для спокойных войн» выделил 10 способов манипулирования массами.
Способ №1: «… постоянно отвлекать внимание граждан от настоящих социальных проблем, переключая его на темы, не имеющие реального значения. Добиваться того, чтобы граждане постоянно были чем-то заняты и у них не оставалось времени на размышления; с поля – в загон, как и все прочие животные», – пишет Ноам Хомский.

Способ №2: создавать проблемы, а затем предлагать их способы разрешения. Например, допустить раскручивание спирали насилия в городах или организовать кровавые теракты для того, чтобы граждане потребовали принятия законов об усилении мер безопасности и проведения политики, ущемляющей гражданские свободы.

Способ №3: постепенное примирение. Чтобы добиться принятия какой-либо непопулярной меры, достаточно внедрять ее постепенно, день за днем, год за годом.

Способ №4: отсрочка исполнения. Способ продавить непопулярное решение заключается в том, чтобы представить его в качестве «болезненного и необходимого» и добиться в данный момент согласия граждан на его осуществление в будущем. Народ в массе своей всегда склонен лелеять наивные надежды на то, что «завтра всё изменится к лучшему».

Способ №5: обращаться к народу как к малым детям или слабоумным.

Способ №6: делать упор на эмоции в гораздо большей степени, чем на размышления. Воздействие на эмоции представляет из себя классический приём нейролингвистического программирования, направленный на то, чтобы заблокировать способность людей к рациональному анализу, а в итоге и вообще к способности критического осмысления происходящего.

Способ №7: держать людей в невежестве, культивируя посредственность. Качество образования, предоставляемого низшим общественным классам, должно быть как можно более скудным и посредственным с тем, чтобы невежество, отделяющее низшие общественные классы от высших, оставалось на уровне, который не смогут преодолеть низшие классы.

Способ №8: побуждать граждан восторгаться посредственностью.

Способ №9: усиливать чувство собственной вины. В результате, вместо того, чтобы восстать против экономической системы, человек начинает заниматься самоуничижением, обвиняя во всём самого себя, что вызывает подавленное состояние, приводящее, в числе прочего, к бездействию.

Способ №10: знать о людях больше, чем они сами о себе знают. Благодаря биологии, нейробиологии и прикладной психологии, «система» получила в своё распоряжение передовые знания о человеке, как в области физиологии, так и психики. Это означает, что в большинстве случаев система обладает большей властью и в большей степени управляет людьми, чем они сами.

В конце 90-х мне довелось побеседовать с депутатом Государственной Думы.
— В политике самое главное правило — это отсутствие всяких правил. — Депутат многозначительно улыбнулся. — Вообще-то, я за законность, но обстоятельства вносят свои коррективы. Всё определяется политической необходимостью и целесообразностью.
— А как же принципы?
— В этом и состоит главный принцип! — Депутат сделал умное лицо. — Кстати, ты, помнится, юрист. Разработай мне законопроект. Плачу сразу. Наличными. А то, понимаешь, выборы скоро, надо отличиться…
— Нет, вряд ли у меня получится. Законы ведь надо открывать, а не придумывать.
— Однако без законов не обойтись. Закон — это прежде всего необходимость порядка.
— Законы должны устанавливаться не по прихоти властей, а отражать закономерности человеческого общества и человеческой природы.
— Наши законы — всего лишь правила поведения. Они устанавливаются на основе представлений о необходимом и целесообразном, исходя из перспектив развития общества.
— А если эти перспективы ложные? Вдруг не туда идём? Чего хочет человек? И что есть человек? Какие нужны законы: законы братства, любви, взаимовыручки или закон силы, главенство своего брюха?
— Закон — это воля большинства!
— А если я оказался в меньшинстве? И что есть благо для человека? Что, вообще, есть благо? Разве мы знаем? А если не знаем, то как можем устанавливать то, в необходимости чего сомневаемся?
— Благо — это спокойствие и порядок, а законы служат поддержанию стабильности и порядка.
— Только вот почему-то войны составляют бóльшую часть истории человечества, преступность неуклонно растёт, а о маньяках-убийцах говорят с бóльшим интересом, нежели о святых. Зло гораздо привлекательнее, чем добродетель, во всяком случае, для большинства. А ведь именно это большинство устанавливает законы.
— Ты отказываешь в разумности большинству?
— Скажем так, я сомневаюсь. И потому предпочитаю свободу.
— Свобода, независимость… — иллюзия, чушь! Все мы от кого-нибудь или от чего-нибудь зависим. К тому же, человеческую свободу необходимо ограничить, иначе никаких свобод вообще не будет. Свобода существует в рамках закона; это тебе не вольность. Безграничная свобода только вредит. Человек страдает от свободы, ему нужен порядок. Стремление к подчинению в природе человека. — Депутат многозначительно поднял вверх палец. — Человеку нужна власть, чтобы ограничить его разрушительные инстинкты. И потому закон необходим, он благо».
( из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература

P.S. Предлагаю господину Суркову посмотреть, что на самом деле думает о власти «глубинный народ», и подумать, что он сам скажет на исповеди перед смертью.



Так что же вы хотели сказать своим постом? – спросят меня.

Всё что я хочу сказать людям, заключено в трёх основных идеях:
1\ Цель жизни – научиться любить, любить несмотря ни на что
2\ Смысл – он везде
3\ Любовь творить необходимость.

А что лично Вы думаете о ДОЛГОМ ГОСУДАРСТВЕ ПУТИНА?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература
Tags: История политической мысли, Политическая аналитика и прогнозы, Теория политики, Экспертные мнения и комментарии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments